Первый российский спорткар

 

В середине 1992 года в старейшем в стране автомобильном институте НАМИ появился некто Альберто Страццари — глава итальянской фирмы Engines Engineering. Предприимчивый итальянский бизнесмен, как и многие другие иностранцы, кинулся «осваивать» богатейший технический потенциал канувшего в лету СССР, надеясь поиметь неплохую личную выгоду от этого эпохального события. Ведь не секрет, что советская инженерная школа на начало девяностых годов прошлого века была одной из сильнейших в мире, а нашим инженерам было по силам создавать технику мирового уровня, причем технику сложнейшую. Вспомним, хотя бы, космический челнок «Буран». При этом услуги советских инженеров стоили сущие копейки, чем и намеревался воспользоваться сеньор Страццари.

Для начала он предложил создать совместное с НАМИ предприятие Eco Engines для производства различной техники и двигателей. А затем его осенила более интересная идея. Страццари предложил разработать небольшой спортивный родстер, который можно было бы продавать как в России, так и за рубежом. По его мнению, этот автомобиль мог бы занять практически свободную нишу недорогих родстеров на европейском рынке, а про Россию, с её тотальным дефицитом автомобилей, говорить вообще не приходилось — стильная, спортивная и недорогая двухдверка разлеталась бы как горячие пирожки. Своим оптимизмом Страццари заразил партнеров из НАМИ, и работа закипела.

В качестве ориентира были избраны классические английские родстеры и Mazda MX-5, которая тоже в свое время создавалась с оглядкой на британцев. Альберто Страццари, возможно, не вполне отдавал себе отчет в сложности затеваемого проекта, однако он четко знал, какой автомобиль ему нужен — недорогой, стоимость не выше $15 000. Только тогда можно было бы всерьез рассчитывать на неплохие продажи и окупаемость проекта. Вот почему в качестве донора была выбрана вазовская «шестерка» — машина заднеприводная, дешевая и не требующая дорогостоящих переделок. Правда, вскоре Страццари пришлось поближе познакомиться с невеселыми реалиями постперестроечной России

Первый российский спорткар «Ода» так и остался изготовленным в единственном экземпляре, и кто знает, как сложилась бы его судьба, прояви Альберто Страццари больше терпения и настойчивости. Ведь в России «Оду» планировалось продавать по цене около $10 000, что даже по тем временам было не так уж и дорого. Во всяком случае, более дешевого родстера на тот момент не то что в России, но и во всем мире не существовало. И прав был Страццари, утверждая, что в Европе, как и в России, этот автомобиль однозначно нашел бы покупателей. Но то ли «Ода» опередила своё время, то ли изначально не имела шансов на серийное производство, учитывая реалии лихих девяностых, но она невольно заложила общую парадигму для всех последующих российских спорткаров — быстрое и распиаренно-пафосное рождение проекта, будь то Russo-Baltique, Revolt или Marussia, и не менее быстрое забвение. Фото и текст отсюда >>>

 



  • На главную